?

Log in

[reposted post] СМЕРТЕЛЬНАЯ КРИПТОГРАФИЯ

Пишет Василий Волга:

"В Украине убийства уже давно стали нормой, и только некоторые из них вызывают общественный резонанс. Уже совершенно никого не трогают сообщения о том, что двадцати семи летний парень, вернувшись из АТО, зарезал жену, зарезал четырехлетнюю дочь и покончил с собой. Причем дочь он убил, когда та пыталась защитить уже раненную, истекающую кровью мать. Девочка пыталась закрыть свою маму своим тельцем и хватала лезвие ножа своими ручонками. Все ладошки у этой маленькой девочки изрезаны и на одной ручке отсутствуют пальцы.

Но эту новость даже не удостоили жирного красного шрифта. Её дали беглой тоненькой строчкой, в потоке других новостей. Где-то между футболом и сообщением о том, что из АТО везут еще три трупа.

Но есть убийства, на которые все СМИ обращают внимание, и на которые общественность набрасывается подобно голодным гиенам. Общественность воет, смакует, ревет и рвет на куски фотографии с места убийства.

Таким стало убийство экс-депутата Государственной Думы России Вороненкова.

В самом центре Киева, возле самого дорого отеля, показательно.

И взвились «патриоты»! Завыли СМИ. Тайно и явно обрадовались ведущие телевизионных ток-шоу: будут смотреть, будет реклама, будет заработок. Давай Вороненков, или кто там тебя убил, давай! Граждане стали опорожняться в фейсбук. День получился насыщенный.

А что там на самом деле происходит в экономике? А что там с работой судов? А НАК «Нефтегаз»? Да кому это надо! Тут вона! Тут о-го-го!

Но почему же именно на это убийство общественность обратила большее, гораздо большее внимание, чем на убийство той маленькой девочки, отчаянно защищавшей свою мать? А все дело в криптографии. Все дело в тайнописи.

Только те убийства сегодня привлекают наше внимание, которые являются убийствами-посланиями. Только вдумайтесь, и попытайтесь меня понять, я говорю о том нашем состоянии, о том состоянии наших душ, о состоянии общества, когда нас интересуют только те трупы, которые могут быть использованы, как зашифрованные послания. Как итальянская мафия в тридцатые годы в Соединенных Штатах использовала дохлую рыбу для посланий определенного рода своим врагам, так и мы интересуемся только теми зверствами, которые могут быть использованы в политических игрищах, могут быть использованы, как послания нашему противнику. И не обязательно противник этот - какая-то другая страна. Это может быть и сосед по лестничной клетке. Сосед-"колорад", например, или сосед-"кастрюлеголовый".

Нас не трогает трагедия убийства, иначе бы девочка, убитая своим отцом, нас интересовала бы куда больше. Нас трагедия не интересует, нам важно что-то доказать друг другу, нам в ток-шоу надо выступить. Аргументы нам нужны, и хорошо, если эти аргументы с кровью.

Украинцы, похоже, общество наше разложилось и смердит."


Оригинал взят у tanya_mass в Фото дня. Чтобы помнили. Авиация США и НАТО бомбит Белград в марте 1999 года


Когда на Западе, особенно в странах НАТО, начинают ныть о том, что "Россия нарушает нормы междунароного права" в Крыму, мы должны всё время показывать людям, что как эти страны НАТО сами привержены "международному праву".
Вот - ярчайшее доказательство их лицемерия: горящий от НАТОвских бомб и ракет Белград.

http://serfilatov.livejournal.com/1673620.html

Оригинал взят у aleksandr_skif в Неисторические параллели
На Соловецких островах в Белом море в начале двадцатых годов на территории монастыря был образован Соловецкий лагерь особого назначения - сокращенно СЛОН. Во второй половине двадцатых его преобразовали в Соловецкую тюрьму особого назначения - СТОН. Где-то в году двадцать девятом в зарубежную прессу просочилась информация о чудовищных условиях содержания заключенных на Соловках, и из заграницы был выписан находящийся там в эмиграции Максим Горький, который, как полагают, в обмен на смягчение режима содержания арестантов должен был дать опровержение западным публикациям. Read more...Collapse )

По благословению митрополита Орловского и Болховского Антония сегодня в 12 часов состоится Крестный ход в честь Державной иконы Божией Матери. Верующие пройдут от Иверской церкви в Железнодорожном районе до скита новомучеников в Медведевском лесу - место массового расстрела политзаключённых Орловской тюрьмы сотрудниками НКВД 11 сентября 1941 года.

Всего было расстреляно 157 человек, в том числе видные государственные, партийные и научные деятели: фигуранты Второго (В. В. Арнольд, М. С. Строилов) и Третьего (Х. Г. Раковский, С. А. Бессонов, Д. Д. Плетнёв) «московских процессов», а также жёны бывших руководителей М. А. Спиридонова, П. Г. Петровский, О. Д. Каменева, В. Н. Яковлева, немецкий математик Фриц Нётер. Расстрел был инициирован наркомом внутренних дел СССР Л. П. Берией и санкционирован Государственным комитетом обороны СССР во главе с И. В. Сталиным.
События в Медведевском лесу не были прецедентом: массовые захоронения на территории Орла и в его окрестностях стали появляться ещё в 1930-х годах, в период Большого террора. Так, к северу и западу от Троицкого кладбища Орла находился так называемый «Чёртов ров» — овраг, где массово расстреливались, а потом захоранивались политзаключённые.К концу 1980-х годов значительная часть расстрелянных под Орлом была реабилитирована. В отношении оставшихся 108 человек приговор был отменён в 1990 году.
Оригинал взят у otets_gennadiy в ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК УМЕР ВЯЧЕСЛАВ АЛЕКСАНДРОВИЧ И МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ ЕГО СВЯТЫМ?
В этом году осенью исполнится 25 лет как я служу в Сомино. Четверть века — не малый срок. Почти половина сознательной жизни. Вспоминается множество людей, лиц, судеб, историй. Сколько было всего за это время...
Помню, когда я только приехал на приход еще молодым дьяконом, в конце октября 1992 года, и мне рассказали необычную историю, произошедшую буквально накануне моего приезда, о том, как умер Вячеслав Александрович Надеждин.
Он был большим человеком в нашем краю, - как-никак директор леспромхоза! Должность такая, что мимо не пройдешь. Но он был человеком душевным, всем помогал, никому не отказывал.
Вчера после службы в Заборье за трапезной с прихожанами я расспросил его сестру Веру Александровну о том, как умер ее брат. Повторяю, я эту историю слышал не раз, но здесь была возможность узнать все из первых рук.
Вера Александровна рассказала, что в 1992 году они с супругом Виктором Дмитриевич переехали с Камчатки домой. Виктор был военным и, выйдя на пенсию, вернулся на родину в Заборье.
Но первые же месяцы обустройства омрачились тяжелой болезнью брата. За месяц здоровый мужик оказался прикованным к постели. У него обнаружилась тяжелая форма рака - саркома. Врачи не видели смысла делать операцию и выписали его домой, оставив Вячеславу всего одну неделю жизни.
Вячеслав мужественно терпел боли. Прописанные уколы едва помогали.
Но для Веры Александровны страдания за брата усиливалось еще и тем обстоятельством, что он был некрещеным. Будучи сама верующей, она решилась предложить ему покреститься: «Может быть, батюшку пригласить?» Он в ответ молчал, о чем-то думал. Она еще несколько раз предлагала: «Славик, тебе бы надо покреститься, сам все понимаешь...» Но он ничего не отвечал. Однажды он только произнес: «Что ж Бог мне не поможет?» Она подумала, что теперь ее усилия напрасны.
25 октября, как потом оказалось накануне дня смерти, поздно вечером Вячеслав неожиданно сказал сестре: «Привези мне батюшку.»
На другое утро она поехала в Сомино. Объяснила священнику ситуацию. Он не стал медлить и тут же приехал в Заборье.
Вячеслав смог сесть на кровати. Купель поставили перед ним на стуле. Батюшка громко читал молитвы. Когда он трижды омыл в святой воде насколько было возможно Вячеслава и произнес слова «крещается раб Божий Вячеслав», Вера Александровна прослезилась и впервые за многие дни улыбнулась, глядя на брата.
Но в тот самый момент, когда батюшка благословил новокрещенного нательным крестиком, дал приложиться к нему и одел на него, Вячеслав сделал глубокий выдох, лицо его замерло и голова медленно отвалилась на подушку.
В комнате наступила тишина.
Батюшка перекрестился и сказал: «Раб Божий Вячеслав отошел ко Господу», - и закрыл ему глаза. Он дочитал отпуст крещения, а потом тут же совершил первую панихиду по усопшему.
Даже спустя 25 лет рассказ произвел на нас глубокое духовное впечатление.
«Понимаете, батюшка, он поцеловал крестик и тут же умер... Даже ничего не успел сказать», -с волнением рассказывала Вера Александровна.
Кто-то за столом сказал: «Вот повезло человеку...»
«Такую смерть надо еще заслужить, - ответил я, - Видно, много добра людям сделал. Вот Господь и не попустил умереть некрещенным.»
«Говорят, что в таких случаях душа без мытарства к Богу идет?»
«Так оно и есть. Лукавым не за что зацепиться на мытарствах. Крещение все грехи смыло. А новых никаких нет.»
«Получается, что он как бы святой что ли?»
«Получается, что так. Мы же считаем святым Благоразумного Разбойника, который в последний момент на кресте исповедовал Христа? Его даже на дьяконских вратах изображают. Слышал, что где-то в России построили в честь Благоразумного Разбойника построили деревянную церковушку. А наш Вячеслав Александрович вовсе не был разбойником, а наоборот добрым человеком. Сколько добра сделал! До сих пор люди помнят. Может и стоит он там в Царстве Небесном со святыми. Это, конечно, Божия тайна, но просто так не умирают...»
Я задумался о этой уникальной истории. Конечно, такая история теоретически возможна, но практически такое наверное бывает раз в сто лет. Для меня эта история стала уроком того, что Богу все возможно, а священник всегда должен быть готов стать орудием в руках Божиих.
После паузы кто-то сказал:
«Снег растает, на могилку надо будет сходить.»
«В самом деле, Вера Александровна, в это году 25 лет памяти Вячеслава Александровича, надо, действительно, будет на его могилке послужить. Жалко, не знал его лично. Вот и познакомлюсь с нашим «святым Вячеславом».

Оригинал взят у hrono61 в Украинские фашисты расстреливают жилую многоэтажку в Авдеевке
Танк ВСУ расстреливает жилой дом в Авдеевке для журналистов ТСН, которые снимают типа "обстрел со стороны ДНР".




[reposted post] Майдану посвящается

160895__900

Рассказ №3.
Одесса, которая потерялась.
Итак, примерно с начала февраля 2014 года местные, в массе компрадорские, элиты из числа всяких рыгов и прочих запроданцев разного посола и закваски начали искать в Киеве другую крышу, именно эти поиски и привели ситуацию к тому, что на начало марта фактически все барыги из числа одесских бояр уже знали, если не как зовут своих протеже и сюзеренов, то как и где их найти, именно поэтому в этой среде идеи сродни крымским даже не появлялись, да, был торг с Киевом, но без запала и без шантажа - на боку, а сколько? раком, тоже можно, но надо заплатить несколько больше, еще и подпевать? а накинуть можно? еще и трусы в горошек одеть? ладно как скажете, но тогда крупными купюрами!
Чтобы понимать почему так случилось надо понять, что за 23 года независимости к тому времени 2014 года Одесса из промышленного города и крупного экспортного узла превратилась в торговый центр и ворота импорта для Украины, так как все экспортные потоки практически ушли или в другие места или стали контролироваться непосредственно Киевом, именно поэтому исчез трудовой класс, исчезли синие воротнички, социальная среда сместилась в сторону обслуживания и торговли, что наряду с изменением потоков миграции населения и характером их жизнедеятельности привела к изменению системы и структуры ценностей, изменилось мировоззрение, самомнение и самоощущение одесситов, возникли элиты представляющие из себя верхушку общества торговцев всем и вся.
Фактически это (местные элитарии) были люди или из сегмента ретеил или из сегмента связанного так или иначе с различными инфраструктурными проектами.

Read more...Collapse )

Оригинал взят у consigliere_rpc в Военная тайна Алёши. Старец Илий — о помощи Божией в Курской битве | История | Общество | Аргументы

Чудом полученная секретная карта немцев помогла одержать победу на Курской дуге.

Схиархимандрит Илий и Надежда Рокоссовская.
Схиархимандрит Илий и Надежда Рокоссовская. © / Мария Позднякова / АиФ


Мальчик Алёша, нашедший эту карту, теперь известен как старец Илий (Ноздрин), духовник Патриарха Кирилла. Корреспондент «АиФ» стал свидетелем встречи батюшки и дочери маршала Рокоссовского, руководившего сражением на Курской дуге. На этой встрече старец впервые рассказал подробности происшествия, которое случилось с ним в детстве.

«Отец в воспоминаниях делился, что при операции на Курской дуге он руководствовался сведениями, полученными из четырёх источников, — рассказывает Надежда Рокоссовская. — Первыми двумя были наши разведчики, третьим — пленные немецкие сапёры, а четвёртый источник оставался загадкой».

Планшет на дороге

Этим источником и был 10-летний Алексей — так звали старца до пострига. В тот день, 15 февраля 1943 г., он шёл по просёлочной дороге из деревни Крюковка, где навещал крёстную, домой в деревню Редкино. Родной Орловский край уже больше года был оккупирован фашистами. «Меня обогнала машина. Вижу, как из машины что-то падает. Важно, что нем­цы ничего не заметили, дальше по­ехали — на железно­дорожный переезд. А мне интересно. Поднимаю — оказывается, планшет, — рассказывает батюшка. — Подхожу к железнодорожному переезду. Деревня наша Редкино расположена вдоль железной дороги, а рядышком, параллельно ей, — шоссе. Обычно я, минуя переезд, выходил на шоссе и шёл домой. А в тот раз мне было внушение, прямо голос прозвучал: “Иди по рельсам”. Мы так с мальчишками ходили — балансируя на тонких рельсах, когда баловались. Уже потом понял, что, если бы шёл по земле, меня бы немецкие собаки по следу нашли и растерзали. А ещё на шоссе, по дороге к моему дому, стоял пост СС (SS, или Shutzstaffeln — охранные отряды. — Ред.). Меня могли остановить немцы. В любом случае они бы заметили, что вслед за машиной по дороге прошёл мальчишка. А на ж/д путях меня никто не видел.

Когда прибежал домой, мамы не было, только бабушка. А отец в начале войны ушёл на фронт. Сразу открыл планшет, в нём было два листка бумаги: на одном — топо­графическая карта с обозначением местно­сти, на втором — эта же карта, но с нанесёнными на ней военными объектами. И ещё текст — видимо, пояснения.

Не прошло и пяти минут, как в дом забежал один из пленных красноармейцев — Андрей, он ухаживал за немецкими лошадьми. Немцы животных в наш сарай поставили. Промысел Божий, что он забежал почти следом за мной. И один. Обычно они ходили вместе, их было четверо. Он сразу понял ценность документов. Планшет сказал бросить в печку, а бумаги забрал и убежал.




Немцы быстро хватились документов. Решили, что потеряли их уже после переезда, на шоссе. Из окна дома я видел, как специальная машина утюжила на шоссе снег. Потом начали снег скоблить. И так несколько дней. Говорили, того, кто потерял, расстреляли и что офицеры в той машине были навеселе. Морозы были суровые, а немцы очень не любят холод, вот и грелись шнапсом».

Через какое-то время пленный исчез из деревни. Он смог завладеть немецкой формой и до­брался до линии фронта. Уже на нашей территории его чуть не подстрелил красноармеец, приняв за фрица.

На 40 минут раньше

Путь документов с оккупированной Орловщины в штаб Рокоссовского не был быстрым. Алексей нашёл планшет зимой, а Курская операция началась летом. Тогда захваченные немецкие сапёры рассказали, что их наступление начнётся в 3 часа утра 5 июля. До этого срока оставалось чуть более часа. И по распоряжению Рокоссовского (на запрос в Ставку, чтобы получить одобрение Сталина, времени не оставалось) наша артиллерия открыла огонь в 2 ч. 20 мин., опередив противника на 40 мин. И здесь, судя по всему, очень помогла карта, добытая Алёшей Ноздриным. Наша артиллерия благодаря точной информации шквальным огнём снесла укреп­районы противника. «Я читал, что Сталин серьёзно наказал Рокоссовского за то, что тот с ним не связался, — рассказывает батюшка. — От расправы Рокоссовского спас лишь дальнейший успех операции».

Родной для старца город Орёл был освобождён 5 августа. Орловская операция стала одним из этапов битвы на Курской дуге, длившейся 50 дней и ночей и ставшей решающим поворотом в Великой Отечественной войне. По сути, победа в этом сражении означала победу в войне.

Рокоссовский в немецкой карте, которая легла на его стол, увидел подтверждение ранее полученной информации и на свой страх и риск поверил документу. «Он умел брать на себя ответственность, — говорит Надежда Константиновна. — Когда позже разрабатывалась Белорусская операция, Сталин и Жуков с планом отца не согласились. Ему предложили выйти и подумать. Он вышел, подумал, вернулся и сказал, что настаивает на своём. Ему вновь предложили выйти. Но он не сдавался. И план Рокоссовского приняли. Хотя спорить со Сталиным было небезопасно. И отец это прекрасно осознавал. В 1937 г. он был арестован по ложному обвинению в шпионаже и брошен в тюрьму. Его пытали: выбили зубы, сломали пальцы ног, дважды имитировали расстрел. Принуждали подписать признательные показания и доносы на товарищей. Он ничего не подписал. Уверена, именно это и спасло ему жизнь. В 1940 г. отца освободили и вернули воинское звание. Он прошёл всю войну. И командовал Парадом Победы на Красной площади».

Может возникнуть вопрос: почему нем­цы, зная, что карта потеряна, не изменили позиции укреплений? Видимо, сыграл роль человеческий фактор. Потерявшего карту расстреляли, однако в ставку фюрера о происшествии из страха сообщать не стали. Ведь в ответ могли расстрелять уже более крупные чины.




О том, что он нашёл планшет, Алёша никому не рассказал. Зато пленный, пере­правивший карту к нашим, не скрыл, что документ добыл мальчишка. «Когда я в ­1951-1953 гг. проходил срочную службу в армии, мне в руки попала книга о Курском сражении, — рассказывает батюшка. — Там было сказано, что секретную карту нашёл деревенский пацан». Однако до сих пор подробности этой истории были неизвестны.

На прощание гости подарили отцу Илию карту Курской битвы, а с собой для Музея Рокоссовского взяли уникальный документ — схему местности, где был найден планшет, нарисованную батюшкой.


http://www.aif.ru/society/history/voennaya_tayna_alyoshi_starec_iliy_o_sekrete_pobedy_na_kurskoy_duge

Оригинал взят у diak_kuraev в На этот раз уже ближе к исповеди...
Наталья Милантьева


Когда мне было лет 12−13, мама ударилась в православие и стала воспитывать меня в религиозном духе. Годам к 16−17 у меня в башке, кроме церкви, вообще ничего не было. Меня не интересовали ни сверстники, ни музыка, ни тусовки, у меня была одна дорожка — в храм и из храма. Обошла все церкви в Москве, читала отксеренные книги: в 80-х религиозная литература не продавалась, каждая книжка была на вес золота.

В 1990 году я закончила полиграфический техникум вместе со своей сестрой Мариной. Осенью нужно было выходить на работу. И тут один известный священник, к которому мы с сестрой ходили, говорит: «Поезжайте в такой-то монастырь, помолитесь, потрудитесь, там цветочки красивые и такая матушка хорошая». Поехали на недельку — и мне так понравилось! Как будто дома оказалась. Игумения молодая, умная, красивая, веселая, добрая. Сестры все как родные. Матушка нас упрашивает: «Оставайтесь, девчонки, в монастыре, мы вам черные платьица сошьем». И все сестры вокруг: «Оставайтесь, оставайтесь». Маринка сразу отказалась: «Нет, это не для меня». А я такая: «Да, я хочу остаться, я приеду».

Дома меня никто как-то особо и отговаривать-то не стал. Мама сказала: «Ну, воля Божья, раз ты этого хочешь». Она была уверена, что я там немножко потусуюсь и домой вернусь. Я была домашняя, послушная, если бы мне кулаком по столу хлопнули: «С ума сошла? Тебе на работу выходить, ты образование получила, какой монастырь?» — может, ничего бы этого не было.Read more...Collapse )

Во второй раз меня выгнали за романтические отношения с одной сестрой. Никакого секса не было, но к этому все шло. Мы полностью доверяли друг другу, обсуждали нашу поганую жизнь. Разумеется, другие стали замечать, что мы сидим в одной келье до полуночи.

На самом деле меня бы и так выгнали, это был только предлог. У других и не такое было. Некоторые крутили с детьми из монастырского приюта. Батюшка еще удивлялся: «Почему вы мальчиков-то завели? Девочек заводите!» Их до самой армии держали, кабанов здоровых. Так вот, одна воспитательница воспитывала-воспитывала — и довоспитывалась. Ее журили, конечно, но не выгнали же! Она потом сама ушла, они с тем парнем до сих пор вместе.

Вместе со мной выгнали еще пятерых. Устроили собрание, сказали, что мы им чужие, не исправляемся, все портим, всех соблазняем. И мы поехали. После этого у меня и в мыслях не было вернуться ни туда, ни в другой монастырь. Эту жизнь как ножом отрезало.

Первое время после монастыря я продолжала ходить в храм каждое воскресенье, а потом постепенно бросила. Разве что на большие праздники захожу помолиться и свечку поставить. Но я считаю себя верующей, православной и церковь признаю. Дружу с несколькими бывшими сестрами. Почти все повыходили замуж, нарожали детей или просто с кем-то встречаются.

Когда я вернулась домой, так радовалась, что теперь не надо работать на стройке! В монастыре мы работали по 13 часов, до самой ночи. Иногда к этому прибавлялись и ночные работы. В Москве я поработала курьером, а потом опять занялась ремонтом — деньги-то нужны. Чему в монастыре научили, тем и зарабатываю. Выбила у них трудовую книжку, мне записали стаж 15 лет. Но это копейки, на пенсию вообще не катит. Иногда думаю: не будь монастыря, я бы замуж вышла, родила. А это что такое за жизнь?

Иногда думаю: не будь монастыря, я бы замуж вышла, родила. А это что такое за жизнь?

Кто-то из бывших монахов говорит: «Монастыри надо закрыть». Но я не согласна. Находятся же люди, которые хотят быть монахами, молиться, помогать другим — чего в этом плохого? Я против больших монастырей: там только разврат, деньги, показуха. Другое дело — скиты в глубинках, подальше от Москвы, где жизнь попроще, где так не умеют добывать деньги.

На самом деле все зависит от игумена, потому что он обладает ничем не ограниченной властью. Сейчас еще можно найти настоятеля с опытом монашеской жизни, а в 90-е их негде было взять: монастыри только начали открываться. Матушка закончила МГУ, потерлась в церковных кругах — и ее назначили игуменией. Как можно было доверить ей монастырь, если она сама не прошла ни смирения, ни послушания? Это какая нужна духовная мощь, чтобы не развратиться?

Я была плохой монахиней. Роптала, не смирялась, считала себя правой. Могла сказать: «Матушка, я так думаю». — «Это у тебя помыслы». — «Это не помыслы, — говорю, — у меня, это мысли! Мысли! Я так думаю!» — «За тебя бес думает, дьявол! Ты нас слушайся, с нами Бог разговаривает, мы тебе скажем, как надо думать». — «Спасибо, как-нибудь сама разберусь». Такие, как я, там не нужны.

http://www.the-village.ru/village/people/experience/258506-18-let-v-monastire


***

Я не раз был в числе гостей этого монастыря. Всегда восхищался игуменьей. И мне она подарила замечательного щенка для абхазской миссии.
http://diak-kuraev.livejournal.com/125036.html

Впрочем, вот у этой фотографии из той поездки



есть замечательное рыжее продолжение: